О пользе искусственного осеменения

В первый раз идея искусственного осеменения была предложена в итоге XIX столетия в Италии, а воплотил ее в жизнь наш соотечественник, биолог-животновод Илья Иванович Иванов (1870-1932). В РФ искусственным осеменением занимались еще до революции — правда, техника его была относительно примитивной (искусственная вагина была изобретена американцами в 1920-е годы). Искусственное осеменение эффективно использовалось на случных пунктах, где содержались породные жеребцы и куда крестьяне из окрестных сел приводили своих кобыл. Имея считанных подходящих для разведения породистых жеребцов, коневоды создавали целые породы: так возникли российский, владимирский, советский тяжеловозы, терцы. После Гражданской войны именно искусственное осеменение дало возможность довольно с высокой скоростью не только лишь количественно, но еще и качественно восстановить конское поголовье страны. Такая же ситуация сложилась и после ВО: вновь именно способ искусственного осеменения дал возможность в короткий срок получить немало неплохих лошадей — в 1947 г. родилось 50 тыс. «искусственных» жеребят.

В 50-е годы в РФ начались гонения на коневодство, последовало резкое сокращение поголовья лошадей. Для массового коневодства и небольших хозяйств искусственное осеменение потеряло актуальность. Очевидные преимущества оно сохраняло в селекции рысаков, скаковых и спортивных лошадей, где от широкой эксплуатации лучших жеребцов напрямую зависит прогресс породы.

А как у них?

За рубежом искусственное осеменение применяется весьма широко: ведь у него есть ряд несомненных плюсов. В первую очередь, оно позволяет в максимальной степени применять выдающихся жеребцов. Во-вторых, оно безопаснее с ветеринарной точки зрения: ведь конь не контактирует с кобылой напрямую и ничем не может от нее заразиться, почти исключены и травмы. В-третьих, не требуется везти кобылу к жеребцу — а ведь это не пустяк, если ехать требуется в другую страну или даже через океан.

Все запреты на искусственное осеменение, которые когда-либо существовали, имеют под собою только экономическую подоплеку. Ведь при искусственном осеменении от классного коня, можно получить до 200 жеребят в год, жеребцы похуже остаются невостребованными, а их хозяева — без прибыли. Трудности подобного рода появились, когда 3 г. назад искусственное осеменение было разрешено в арабской породе. По этой же причине г. назад от искусственного осеменения решили пока воздержаться в ахалтекинской породе. Хотя в действительности опасения коневодов чрезмерны: ведь, допустив запись «искусственных» жеребят в племенную книгу, можно одновременно добавить ряд условий: к примеру, ограничить количество жеребят, получаемых искусственным осеменением от одного отца, или разрешить применение спермы лишь после смерти коня. Есть решение, которое устроит всех, и в то же время, не будет тормозить прогресс породы. Тем паче, что для малочисленных пород это дополнительный шанс на выживание, от которого не стоит отказываться.

Как бы то ни было, в чистокровной верховой породе остается запрет на применение замороженной спермы (осеменять свежей спермой возможно, однако в те же I-е 2-3 дня). Такое же ограничение существовало до 1992 г. в американской рысистой породе. В рысистом коневодстве одной из скандинавских стран пришлось ввести ограничение (не более 170 жеребят за сезон от одного отца) по другой причине — иначе в какой-то миг все жеребята в породе станут братьями и сестрами, и чрезмерный инбридинг создаст крупные сложности для дальнейшей селекции.

Сейчас в развитых странах количество жеребят, полученных при помощи искусственного осеменения, намного более чем зачатых при обычной случке. У нас же искусственным осеменением пользуются мало. А зря…

Трудности спортивного коневодства РФ

Сейчас у нас многие жалуются на отсутствие неплохих спортивных лошадей. Однако откуда им взяться, если в России так мало классных жеребцов-изготовителей, а применяются они недостаточно эффективно? Чаще, чем нужно мы используем «случайных» жеребцов вместо того, чтоб всеми силами «продвигать» на самом деле неплохих.

На Западе уже несколько десятков лет ведется жесткая и целенаправленная селекция по спортивным качествам. Там давно поняли: чемпионы не берутся «ниоткуда», тут не бывает случайностей. Родословная хорошей западной лошади — сплошное перечисление национальных и международных побед ее родителей, дедов с бабками, прадедов с прабабками. РФ тут не исключение. Почти все наши нынешние классные спортивные лошади — дети выдающихся жеребцов: Ореол случается от чемпиона Олимпиады-80 Эспадрона, Аль-Пассал — от Принца, одной из лучших лошадей Европы, Парнас — от Рафаэля, выигрывавшего конкур на мощь высотой 2 м.

Вначале 1990-х гг. начался массовый вывоз лучших лошадей из РФ за рубеж. В итоге у нас остались жеребцы или совсем старые, успевшие «сломаться» до 90-х, или совсем молодые, еще не испытанные действительно. Лишь сейчас в РФ начали появляться люди довольно дальновидные и богатые, чтоб не искать сиюминутной выгоды и не торопиться продавать перспективного жеребца.

Также у спортивного коневодства есть 1 особенность: настоящая ценность коня как изготовителя раскрывается лишь к концу его жизни. Скаковые лошади и рысаки к 3-4 годам успевают целиком пройти ипподромные испытания, а еще г. ч/з 2 на дорожке возникают их дети. К 7-8 годам, оценив качество потомства, уже так сказать, кто из жеребцов на самом деле наилучший. Спортивные лошади в этом возрасте лишь «дорастают» до Крупного приза. Дети выездкового или конкурного коня достигнут своих спортивных высот и будут оценены по достоинству, когда ему будет уже 20 лет. Он рискует просто не успеть оставить потомков, количество которых будет соответствовать его ценности.

Жеребцы, проявившие себя в спорте, нередко раскиданы по разным спортивным школам и мелким хозяйствам, где они не применяются или практически не применяются как производители. А насколько часто, продав хорошую лошадь за границу, мы спохватываемся, лишь узнав о ее успехах там! А ведь все эти трудности, можно решить, используя искусственное осеменение и создав банк спермы перспективных жеребцов. За г. возможно заморозить 1000 доз спермы от одного коня, а этого хватит хотя бы на 250 жеребят: «естественным» методом он столько потомства не даст за всю собственную жизнь. А позже коня можно продать, кастрировать, и возможно не опасаться, что он по старости не успеет оставить потомства. Дети знаменитого рысака Реприза рождались даже затем, как он в 15 лет трудно переболел и стал бесплодным — всего он дал более 1000 жеребят, в частности 7 дербистов.

Конкуренция в классическом конном спорте не менее, чем на ипподромной дорожке. На Западе отбор при селекции спортивных пород весьма жесток. Бестолково уповать получить чемпиона мира от посредственного коня. В то же время, выдающиеся лошади применяются весьма широко. В Германии лучшие жеребцы нередко получают допуск к племенному применению не только лишь в собственной, но еще и в иных породах. Без искусственного осеменения тут уже никак не обойтись.

Применение этого способа осеменения выгодно, прежде всего, мелким коневладельцам, желающим заняться разведением спортивных лошадей. Сейчас в РФ они нередко случают своих кобыл с «доступным» жеребцом, у которого сколько-нибудь выдающиеся предки где-то там, в четвертом колене. В итоге получается лошадь хобби-класса, которую возможно продать максимум за 1000 $, что даже не окупит расходов на ее выращивание. Не лучше ли взять сперму хорошего изготовителя? Ее стоимость окупится качествами жеребенка. Также не нужно платить за перевозку кобылы и ее содержание «на территории коня».

На Западе немало мелких коневладельцев-заводчиков, и они выращивают прекрасных лошадей. В таких странах существуют особые пункты искусственного осеменения, где содержат жеребцов, получают от них сперму, а позже развозят ее клиентам — хозяинам кобыл. В Германии численность лишь ганноверских маток составляет 16 тыс. голов. У нас же во всех спортивных породах вместе взятых не более 1,5 тыс. маток…

И все-таки потенциал нашего коневодства довольно высок. Тут мы отстали, однако не так уж и гораздо. Чтоб закрепить свои позиции, нам нужно опираться на собственные ресурсы. Ведь на покупку неплохих лошадей за рубежом никаких денег не хватит: там цены на порядок выше, а недорогих посредственностей у нас и своих хватает. У нас есть свои классные лошади, которых нужно суметь в максимальной степени применять в разведении. Для этого нужно собрать банк спермы выдающихся жеребцов, сделать центр искусственного осеменения, который обслуживал бы районы, где максимально развит конный спорт — к примеру, Подмосковье. И коневладельцам нужно быть дальновиднее: в конечном счете, разводить неплохих лошадей —  выгодно!

 

 

 

 

 

No Comments Yet.

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]